+7 (8672) 40-45-64
ap-rso@yandex.ru
Владикавказ
Проспект Коста, 15
09:00 - 18:00
Понедельник - пятница
Новости Федеральной Палаты

Комиссия по защите профессиональных прав адвокатов указала на недопустимость для следователя при проведении следственных действий в грубой форме общаться с участниками следственного действия, провоцировать их на конфликт, а также кричать на них.

В комментарии «АГ» адвокат Заур Татлок, обратившийся с жалобой, отметил, что он высоко оценивает профессиональную помощь со стороны адвокатской палаты, и выразил надежду, что следователь будет наказан за свое недопустимое поведение. Вице-президент АП Краснодарского края, председатель Комиссии по защите профессиональных прав адвокатов АП КК Ростислав Хмыров обратил внимание на проблему отсутствия единых критериев, которые позволили бы отграничить процессуальные нарушения должностных лиц от нарушений профессионального права адвоката.

Как стало известно «АГ», Комиссия по защите профессиональных прав адвокатов АП Краснодарского края по обращению адвоката вынесла заключение (есть у «АГ»), которым выявила признаки дисциплинарного проступка в действиях следователя, выразившиеся в недопустимом поведении в ходе проведения следственного действия по уголовному делу.

Повод для обращения в адвокатскую палату

Адвокат АП Краснодарского края Заур Татлок заключил соглашение с Н., подозреваемым в совершении преступления по п. «б» ч. 3 ст. 291.1 УК РФ, об осуществлении его защиты в СУ СК РФ по Краснодарскому краю.

10 августа 2022 г. Заур Татлок совместно с доверителем прибыли в служебный кабинет следователя для участия в следственных действиях. В ходе оказания квалифицированной юридической помощи адвокат столкнулся тем, что следователь в грубой форме общался с ним, повышал на него голос и провоцировал конфликт. В связи с этим Заур Татлок направил в адрес президента АП КК обращение с просьбой о защите профессиональных прав адвоката (есть у «АГ»).

В обращении отмечается, что с первых же минут общения следователь вел себя агрессивно, обращался к адвокату и его подзащитному в приказном тоне, а на устные замечания защитника с просьбой прекратить противоправные действия не реагировал. Как указывал Заур Татлок, в очередной раз, вставая из-за стола, следователь задел какой-то предмет, стоящий на нем, и этот предмет упал на пол. После этого следователь стал криками обвинять адвоката и его подзащитного в том, что они сломали что-то в его кабинете.

В ответ на это Заур Татлок попросил следователя вызвать полицию, чтобы адвокат мог представить им аудио- и видеозапись, подтверждающие, что ни он, ни его подзащитный в действительности ничего в кабинете следователя не ломали. Услышав о том, что защитник производит аудиозапись следственного действия, следователь стал громко кричать на него. Адвокат в обращении подчеркнул, что следователь допустил циничное попирание норм этики и морали. При этом в кабинете присутствовали посторонние лица, которых допрашивали иные сотрудники Следственного управления.

В целях пресечения противоправных действий следователя адвокат позвонил по телефону доверия СУ СК РФ по Краснодарскому краю и сообщил о его поведении. Из обращения следует, что после данного звонка следователь обвинил защитника в том, что он якобы мешает ему проводить следственное действие, в связи с чем потребовал от него покинуть кабинет, при этом Н. он приказал остаться.

Впоследствии адвокат и подозреваемый вышли из кабинета следователя для подготовки к следственному действию, в ходе которой Н. заключил соглашение со вторым адвокатом. После чего в ходе выполнения следственного действия участвовали два защитника по соглашению, однако следователь позволял себе повышать голос на участников следственного действия, тем самым унижая честь и достоинство адвоката, указано в обращении. Подозреваемый, находясь в стрессовом состоянии, был вынужден отказаться от дачи показаний и заявить о недоверии следователю в связи с необъективностью и агрессивным поведением в отношении него и его защитников, сообщил Заур Татлок.

Учитывая изложенное, адвокат посчитал сложившуюся в ходе нахождения в кабинете следователя ситуацию недопустимой, грубо нарушающей его профессиональные права как адвоката, осуществляющего оказание подозреваемому квалифицированной юридической помощи.

В действиях следователя выявлены нарушения

15 августа обращение адвоката поступило на рассмотрение Комиссии по защите профессиональных прав адвокатов АП КК. В заключении Комиссия напомнила, что п. 5 и 11 ч. 1 ст. 53 УПК РФ говорят о том, что с момента вступления в уголовное дело защитник вправе участвовать в допросе подозреваемого, а также в иных следственных действиях, производимых с участием подозреваемого либо по его ходатайству или ходатайству самого защитника в порядке, установленном Кодексом. Защитник вправе использовать иные не запрещенные УПК средства и способы защиты. Ссылаясь на п. 1 ст. 18 Закона об адвокатуре, Комиссия подчеркнула, что вмешательство в адвокатскую деятельность, осуществляемую в соответствии с законодательством, либо препятствование этой деятельности каким бы то ни было образом запрещается.

В заключении отмечается, что в соответствии с подп. «г», «д», «е» п. 22 Кодекса этики и служебного поведения федеральных госслужащих СК РФ в своем поведении следователь должен воздерживаться от:

  • поступков, которые могли бы вызвать сомнение в объективном исполнении госслужащим служебных обязанностей;
  • грубости, нецензурной речи, проявлений пренебрежительного тона, заносчивости, предвзятых замечаний, предъявления неправомерных и незаслуженных обвинений;
  • угроз, оскорбительных выражений или реплик, действий, препятствующих нормальному общению или провоцирующих противоправное поведение.

Выполняя правоохранительную функцию, следователь, в соответствии со ст. 6 УПК РФ осуществляя уголовное преследование, обязан обеспечить защиту личности от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения, ограничения ее прав и свобод, указала комиссия. «Эффективность достижения этой цели в уголовном судопроизводстве зависит от нравственных качеств следователя, их правильного понимания, уяснения и неуклонного выполнения им предписаний уголовно-процессуального закона, направленного прежде всего на обеспечение прав и законных интересов участников процесса. Искаженное понимание следователем нравственных начал уголовно-процессуального закона может привести к грубым нарушениям прав участников судопроизводства и прежде всего профессиональных прав защитников как процессуальных оппонентов следователя», – поясняется в заключении. Комиссия добавила, что соблюдение конституционных, гражданских и процессуальных прав участников уголовного производства является императивным требованием к следователю как к лицу, ведущему предварительное расследование.

Проанализировав обращение Заура Татлока, а также изучив представленные им аудио- и видеозаписи, Комиссия установила, что в ходе проведения следственных и иных действий в служебном кабинете следователь допустил в отношении защитника пренебрежительное отношение в том числе сообщив: «Я Вам не обязан ничего разъяснять». Между тем уголовно-процессуальный закон возлагает на следователя обязанность разъяснять участникам уголовного судопроизводства их права, обязанности и ответственность, также обеспечивать возможность осуществления этих прав (ч. 1 ст. 11 УПК РФ), уточнено в заключении.

Комиссия подчеркнула, что в ходе проведения следственного действия следователь позволял себе не только разговаривать с защитником на повышенных тонах, но и кричать на него. Она также приняла во внимание, что после заявления защитником устных ходатайств и замечаний следователь вместо проявления корректности и внимания по отношению к процессуальному оппоненту проявил агрессию. Отчается, что повышение голоса на защитника, проявление агрессии в отношении адвоката, тем более при выполнении им возложенных на него публично-правовых функций по оказанию квалифицированной юридической помощи каждому, недопустимы. Проявление уважения является непременным условием для успешного выполнения адвокатом функции по оказанию квалифицированной юридической помощи, что, в свою очередь, является выполнением обязанности, возложенной на адвокатуру в соответствии с Конституцией РФ государством. Проявление должностными лицами неуважения к адвокату или адвокатуре – это противодействие конституционно выраженной воле народа, добавила Комиссия.

В заключении подчеркивается, что адвокат при выполнении возложенных на него государством функций защитника, оказывая квалифицированную юридическую помощь лицам, привлекаемым к уголовной ответственности, вправе рассчитывать на уважительное отношение к себе процессуальных оппонентов. «Повышение голоса, проявление агрессии в отношении защитника в ходе оказания последним квалифицированной юридической помощи лицу, привлекаемому к уголовной ответственности, Комиссия расценивает как оказание давления на адвоката, с целью препятствовать защитнику добросовестно, квалифицированно и принципиально осуществлять защиту своего доверителя», – указано в заключении.

Вместе с тем Комиссия отметила, что не каждое нарушение процессуального (или иного) закона, допущенное судом, следователем дознавателем или иным должностным лицом, является нарушением профессионального права адвоката. Для установления факта нарушения профессиональных прав адвоката следует помимо констатации случая нарушения закона проверить наличие последствий в виде создания каких-либо препятствий для осуществления адвокатской деятельности.

Учитывая то, что для лица, привлекаемого к уголовной ответственности, негативные последствия в виде нарушения его права на получение квалифицированной юридической помощи не наступили, Комиссия не усмотрела нарушений профессиональных прав и интересов адвоката. Однако Комиссия усмотрела в действиях следователя признаки дисциплинарного проступка, в связи с чем рекомендовала Зауру Татлоку обратиться к руководителю Управления СУ СК РФ по Краснодарскому краю с жалобой на действия следователя как на носителя властных полномочий, допустившего действия, несовместимые с высоким званием следователя СК РФ, подрывающие доверие к нему как к представителю власти, выразившиеся в недопустимом поведении в ходе проведения следственного действия по уголовному делу. Совет АП КК утвердил заключение Комиссии по защите профессиональных прав адвокатов.

Адвокат выполнил рекомендации

В комментарии «АГ» Заур Татлок рассказал, что выполнил рекомендации Комиссии, направив соответствующую жалобу. Адвокату был назначен прием у одного из заместителей руководителя регионального управления СУ СК РФ, которому он подробно пояснил о проблеме, с которой столкнулся. Ответ по жалобе защитник пока не получил.

Заур Татлок поделился, что он высоко оценивает профессиональную помощь со стороны адвокатской палаты, и выразил надежду, что следователь будет наказан за свое недопустимое поведение.

Вице-президент АП Краснодарского края, председатель Комиссии по защите профессиональных прав адвокатов АП КК Ростислав Хмыров в комментарии «АГ» отметил, что мнения членов Комиссия в ходе обсуждения обращения Заура Татлока разделились. «Одни увидели в действиях следователя нарушение профессиональных прав адвоката, так как он фактически оказывал давление на защитника, что является не чем иным, как препятствованием деятельности адвоката, а это недопустимо в силу требований п. 1 ст. 18 Закона об адвокатуре. Другие посчитали, что в действиях следователя нет нарушений профессиональных прав адвоката, но может быть усмотрено нарушение Кодекса этики и служебного поведения федеральных госслужащих СК, поскольку негативные последствия от действий следователя не наступили ни для адвоката, ни для его доверителя», – пояснил он.

Ростислав Хмыров указал, что в ходе обсуждения обращения Комиссия пришла к выводу о том, что проблема кроется в отсутствии единых критериев, которые позволили бы отграничить процессуальные нарушения должностных лиц от нарушений профессионального права адвоката. «Если подходить к обращению адвоката формально, то на первый взгляд очевидно, что его профессиональные права нарушены в силу того, что на него оказывалось давление. Однако не стоит забывать, что защитник и следователь – это участники уголовного судопроизводства с противоположным интересом, стало быть, любое действие и даже решение следователя, например об отказе в удовлетворении ходатайства защитника, можно расценить как препятствование адвокатской деятельности, что в корне неверно», – прокомментировал вице-президент АП КК.

Он подчеркнул: для того, чтобы Комиссия могла установить факт нарушения профессиональных прав и интересов адвоката, необходимо помимо констатации случая нарушения закона проверить наличие не только последствий в виде создания препятствий для осуществления адвокатской деятельности, но и негативных последствий в виде нарушения права на защиту лица, привлекаемого к уголовной ответственности.

Как отметил Ростислав Хмыров, проявление уважения следователя как процессуального оппонента защитника – это непременное условие для успешного выполнения адвокатом функций по оказанию квалифицированной юридической помощи каждому, что является выполнением возложенной на адвоката воли народа, закрепленной в Конституции РФ. «Хотелось бы обратить внимание на необходимость выработки единых критериев, которые позволили бы региональным комиссиям по защите профессиональных прав адвокатов без труда отграничивать процессуальные нарушения от нарушений профессиональных прав адвокатов», – поделился он.

Подобное правовое регулирование, по его мнению, возможно предусмотреть в внутрикорпоративном акте – Порядке осуществления защиты профессиональных прав адвокатов, который утвержден Решением Совета ФПА 22 марта 2021 г. «Выработка единых критериев отграничения процессуального нарушения от нарушения профессионального права адвоката неминуемо приведет к единообразию правоприменительной практики в работе региональных комиссий, что, безусловно, пойдет на пользу всей корпорации», – убежден Ростислав Хмыров.