+7 (8672) 40-45-64
ap-rso@yandex.ru
Владикавказ
Проспект Коста, 15
09:00 - 18:00
Понедельник - пятница
Новости Федеральной Палаты

Суд посчитал, что адвокат мог оказать юридическую помощь доверителю до обеда и поздним вечером, а не во время действия плана «Крепость».

В комментарии «АГ» адвокат Руслан Созонов отметил: суды первой и второй инстанций считают, что в отношении лица, задержанного и доставленного в отдел полиции, когда там введен план «Крепость», можно проводить процессуальные действия в рамках дела об административном правонарушении и в рамках доследственной проверки. При этом прямой отказ в допуске защитника к доверителю, воспрепятствование в реализации права на защиту, реализации адвокатом-защитником своих профессиональных обязанностей не является нарушением.

Как стало известно «АГ», Нижегородский областной суд оставил в силе решение первой инстанции, не нашедшей нарушений в невозможности защитнику оказать юридическую помощь административно задержанной, которую также допросили в качестве свидетеля по уголовному делу, пока в отделе полиции был введен план «Крепость».

Введение плана «Крепость» в день митинга

31 января 2021 г., около 12:10, на одной из улиц Нижнего Новгорода собралось примерно 300 человек для проведения несанкционированного публичного мероприятия. Вскоре полицейские задержали журналистку Наталью Резонтову в связи с нарушением требований ст. 6 Закона о собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетированиях и доставили в отдел полиции № 3 для выяснения обстоятельств и разрешения вопросов, связанных с привлечением к административной ответственности.

В 13:00 адвокат Палаты адвокатов Нижегородской области Руслан Созонов прибыл к отделу полиции для оказания юридической помощи задержанной, однако ему было отказано в допуске по причине введения плана «Крепость». Час спустя инспектор ОИАЗ ОП № 3 УМВД России по Нижнему Новгороду Р. Нифтуллаев составил протокол об административном правонарушении по ч. 6.1 ст. 20.2 КоАП в отношении журналистки. В объяснениях и протоколе Наталья Резонтова указала, что ей не дали воспользоваться услугами адвоката. В тот же день следователь – начальник отдела СЧ СУ УМВД РФ по Нижнему Новгороду О. Анохина взяла объяснения Натальи Резонтовой на основании ст. 144 УПК и допросила ее в качестве свидетеля. Сам Руслан Созонов находился у отдела полиции до 21:00, но его так и не пустили внутрь.

5 февраля 2021 г. Руслан Созонов направил адвокатский запрос начальнику отдела полиции № 3 УМВД России по г. Нижнему Новгороду Михаилу Абрамову, в котором просил прояснить недопуск, на что 16 марта получил ответ, что «с учетом складывающейся оперативной обстановки, большого количества доставленных граждан, а также в целях обеспечения антитеррористической защищенности, охраны и обороны зданий ОВД, недопущения возможного захвата собственных объектов ОВД, провокаций и нападений на сотрудников полиции, занимающихся доставлением и оформлением граждан, в 12:25 было принято решение ввести специальный план “Крепость” на основании распоряжения Управления МВД России по г. Н. Новгороду № 21-р от 29 января 2021 г. По мере стабилизации оперативной обстановки в 22:15 план “Крепость” был снят».

В ответе также указывалось, что места принудительного содержания находились в дежурной части, где производилось вооружение сотрудников и осуществлялась организация мероприятий по пресечению возможного захвата здания ОП, присутствие гражданских лиц могло привести к разглашению количества сотрудников полиции, задействованных по плану, их позывных и частот радиостанций, тактики действий, мест расстановки постов. Адвокатам, а также членам Общественной наблюдательной комиссии Нижегородской области, прибывшим для оказания юридической помощи и проверки мест содержания административно задержанных, было предложено дождаться окончания мероприятий.

Обращение в суд

В направленном в Ленинский районный суд г. Нижнего Новгорода административном иске Руслан Созонов отметил, что несмотря на введенный план «Крепость» отдел функционировал в ограниченном режиме только для адвокатов, тогда как сотрудники полиции и гражданские лица спокойно входили в отдел и выходили из него. Защитник указал, что ограничения, выразившиеся в недопуске к доверителю, нарушили право на квалифицированную юридическую помощь, гарантированную ст. 48 Конституции, а также привели к воспрепятствованию исполнения профессиональной обязанности адвоката. Руслан Созонов также заметил, что в соответствии с п. 5 ч. 3 ст. 6 Закона об адвокатуре адвокат вправе беспрепятственно встречаться со своим доверителем наедине, в условиях, обеспечивающих конфиденциальность (в том числе в период его содержания под стражей), без ограничения числа свиданий и их продолжительности. Согласно ч. 1 ст. 18 закона вмешательство в адвокатскую деятельность, осуществляемую в соответствии с законодательством, либо препятствование этой деятельности каким бы то ни было образом запрещается.

Кроме того, Руслан Созонов сослался на п. 8 Постановления Пленума ВС от 24 марта 2005 г., согласно которому если лицо, в отношении которого возбуждено дело об административном правонарушении, изъявит желание иметь для оказания юридической помощи защитника, то адвокат или иное лицо, приглашенное им для осуществления защиты при рассмотрении дела, должны быть допущены к участию в деле при условии соблюдения требований, перечисленных в ч. 3 ст. 25.5 КоАП. То есть, указал защитник, полномочия адвоката должны быть удостоверены лишь ордером.

Также адвокат сослался на Определение КС № 838-О/2019, согласно которому п. 25 ч. 1 ст. 13 Закона о полиции, на основании которого вводится план «Крепость», направлен на защиту общественного порядка, общественной безопасности, нравственности, на устранение опасности для жизни, здоровья и имущества людей и сам по себе не допускает произвольного применения и не создает непреодолимых препятствий для оказания адвокатом квалифицированной юридической помощи.  

В связи с этим он попросил признать незаконным отказ должностных лиц отдела полиции в предоставлении квалифицированной юридической помощи Наталье Резонтовой в связи с введением плана «Крепость».

В дополнении к административному исковому заявлению адвокат отметил, что согласно постановлению по делу об административном правонарушении Ленинского районного суда г. Нижнего Новгорода от 1 февраля 2021 г. довод о нарушении должностным лицом, составившим протокол об административном правонарушении, права на защиту Натальи Резонтовой был рассмотрен судьей. Судья указал, что обеспечение участия защитника при составлении протоколов по делу об административном правонарушении является правом лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении. Закон не возлагает на должностное лицо, уполномоченное составлять протоколы об административном правонарушении, обязанность предоставлять лицу защитника или адвоката. «Из материалов дела видно, что должностное лицо, составившее протокол об административном правонарушении, не препятствовало Резонтовой Н.В. в осуществлении ее права пользоваться юридической помощью защитника, не отказывало в допуске защитника при составлении протокола. Права, предусмотренные ст. 25.1 КоАП РФ, и положения ст. 51 Конституции Российской Федерации Резонтовой Н.В. были разъяснены, что подтверждается содержанием протокола об административном правонарушении. Ходатайство о допуске защитника 31 января 2021 г. при составлении протокола об административном правонарушении материалы дела не содержат, Резонтовой Н.В. не заявлялось, что также подтверждено ею в судебном заседании», – отмечалось в постановлении.

Руслан Созонов указал, что суд не установил существенные обстоятельства воспрепятствования оказанию квалифицированной юридической помощи Натальи Резонтовой, в отношении которой не только проведены процессуальные действия в рамках дела об административном правонарушении, но и процессуальные действия в рамках уголовного дела. Суд не исследовал вопрос нарушения профессионального права адвоката, прибывшего заблаговременно к отделу полиции и имеющего при себе ордер адвокатского образования на оказание юридической помощи доверителю, а также документ, удостоверяющий личность адвоката. Кроме того, судом неверно определен круг лиц, чьи незаконные действия ограничили права административных истцов.

«В настоящий момент судом не дана оценка действиям должностных лиц отдела полиции № 3 УМВД России по г. Нижнему Новгороду, что в случае отказа в принятии административного искового заявления к рассмотрению повлечет лишение истцов права на доступ к средствам судебной защиты нарушенного права и права на эффективное средство защиты», – заметил адвокат.

Нет ходатайства о допуске защитника – нет нарушения

При рассмотрении дела Ленинский районный суд сослался на приказ МВД России от 20 октября 2020 г. № 720 дсп «Об организации деятельности органов внутренних дел Российской Федерации при возникновении чрезвычайных обстоятельств (чрезвычайных ситуаций)», на основании которого 29 января 2021 г. начальник Управления МВД России по г. Нижнему Новгороду Андрей Басов распорядился провести ТСЗ «Крепость». Проведение тактико-специального занятия было запланировано с 12:25 до 22:15. Учитывая, что план «Крепость» введен в соответствии с распоряжением начальника Управления МВД по г. Нижнему Новгороду, в рамках представленных ему полномочий, при этом его введение не было использовано вопреки законной цели и правам, законным интересам граждан и общества, а введение плана «Крепость» предполагает ограничение доступа лиц на объекты органа внутренних дел, действия ответчиков не могут быть признаны незаконными, а права административных истцов нельзя полагать нарушенными оспариваемыми действиями административных ответчиков, указал суд.

Первая инстанция не приняла во внимание довод о том, что допуск был ограничен исключительно адвокатам, со ссылкой на отчет членов общественной наблюдательной комиссии Нижегородской области, поскольку он опровергается имеющимися в деле доказательствами. Кроме того, отчет был составлен по результатам посещения отделов полиции № 7, 2 и 8 УМВД России по г. Нижнему Новгороду. Доказательств посещения общественной наблюдательной комиссией отдела полиции № 3, где находилась Резонтова, не представлено.

Суд заметил, что из материалов об административных правонарушениях не усматривается факт заявления Натальей Резонтовой каких-либо ходатайств об оказании юридической помощи защитника 31 января 2021 г. при составлении протокола. Права, предусмотренные ст. 25.1 КоАП, положения ст. 51 Конституции ей были разъяснены. Ссылка в протоколе на то, что задержанной не дали воспользоваться услугами адвоката, ходатайством о допуске защитника не является. Закон не возлагает на должностное лицо, уполномоченное составлять протоколы об административном правонарушении, обязанности представлять лицу защитника или адвоката.

Суд отметил, что фактически адвокат Елена Родина была допущена в качестве защитника при рассмотрении дела об административном правонарушении, таким образом, право на защиту Натальи Резонтовой было реализовано непосредственно в судебном заседании. Следовательно, права, свободы и законные интересы административных истцов не нарушены.

Также суд указал, что при допросе Натальи Резонтовой в качестве свидетеля по уголовному делу перед началом допроса ей были разъяснены права и обязанности, включая право явиться на допрос с адвокатом, о чем имеется расписка административного истца. «Свидетель вправе в соответствии с ч. 5 ст. 189 УПК РФ являться на допрос с адвокатом, приглашенным для оказания юридической помощи им самим, в свою очередь следователь, в соответствии с уголовно-процессуальным законом, не обязан предоставлять ему защитника», – указывается в решении.

Суд добавил, что Наталья Резонтова отказалась давать показания в отсутствие своего адвоката. По существу заданных вопросов она объяснения давать отказалась, воспользовавшись правом на отказ от дачи показаний, предусмотренным ст. 51 Конституции. Таким образом, доказательств нарушения прав, свобод и законных интересов административных истцов не представлено. Суд отказал в административном иске.

У доверителя была возможность связаться с адвокатом

В апелляционной жалобе Руслан Созонов указал, что законность действий должностных лиц УМВД России по г. Нижнему Новгороду и отдела полиции № 3 УМВД России по г. Нижнему Новгороду оценивается в том числе посредством краткого анализа приказов МВД России № 720 дсп от 20 октября 2020 г. и № 990 дсп от 19 декабря 2013 г. Однако внутриведомственные акты являются служебной информацией ограниченного распространения и не были предоставлены для обозрения в судебном заседании, в связи с чем административные истцы не имели возможности мотивированного возражения на доводы суда. Он также указал, что неизвестно, в каком объеме предусмотрена блокировка здания, каким образом организуется работа с лицами, доставленными и находящимися в момент введения специального плана «Крепость», и иные положения приказа.

Как указал адвокат, не были приняты во внимание доводы Натальи Резонтовой о невозможности реализации права на участие защитника, поскольку, по мнению суда, обязательным условием, без соблюдения которого невозможен допуск адвоката к участию в производстве по делу об административном правонарушении, является волеизъявление лица на допуск к участию в деле избранного им защитника, о котором свидетельствует соответствующее заявление.

Руслан Созонов заметил, что волеизъявление Натальи Резонтовой иметь для оказания юридической помощи защитника было очевидным: незамедлительно после фактического задержания был приглашен защитник, имеющий при себе ордер на имя административно задержанной, были высказаны устные требования о допуске прибывшего адвоката и внесено замечание в протокол об административном правонарушении. Суд недостаточно исследовал доводы о волеизъявлении Натальи Резонтовой на допуск к участию в деле избранного ею защитника. Кроме того, в указанной части не допрошен инспектор ОИАЗ отдела полиции № 3 УМВД России по г. Нижнему Новгороду Р. Нифтуллаев.

В жалобе отмечалось, что согласно позиции Конституционного Суда, выраженной в Постановлении № 11-П/2000, поскольку конституционное право на помощь адвоката (защитника) не может быть ограничено федеральным законом, то применительно к его обеспечению понятия «задержанный», «обвиняемый», «предъявление обвинения» должны толковаться в их конституционно-правовом, а не в придаваемом им Уголовно-процессуальным кодексом РСФСР более узком смысле. В целях реализации названного конституционного права необходимо учитывать не только формальное процессуальное, но и фактическое положение лица, в отношении которого осуществляется публичное уголовное преследование. При этом факт уголовного преследования и, следовательно, направленная против конкретного лица обвинительная деятельность могут подтверждаться актом о возбуждении в отношении данного лица уголовного дела, проведением в отношении него следственных действий и иными мерами, принимаемыми в целях его изобличения или свидетельствующими о наличии подозрений против него. Поскольку такие действия направлены на выявление уличающих лицо, в отношении которого ведется уголовное преследование, фактов и обстоятельств, ему должна быть безотлагательно предоставлена возможность обратиться за помощью к адвокату (защитнику). Тем самым обеспечиваются условия, позволяющие этому лицу получить должное представление о своих правах и обязанностях, о выдвигаемом против него обвинении и, следовательно, эффективно защищаться, и гарантирующие в дальнейшем от признания недопустимыми полученных в ходе расследования доказательств (ч. 2 ст. 50 Конституции).

Таким образом, указал Руслан Созонов, несмотря на то, что формально была проверка в порядке ст. 144, 145 УПК, характер вопросов следователя Анохиной, роль Резонтовой в публичном мероприятии, а также последующее уголовное преследование свидетельствуют о наличии фактического положения Натали Резонтовой как лица, в отношении которого осуществляется уголовное преследование, что должно было повлечь принятие мер следственным органом по обеспечению возможности обратиться за помощью к адвокату.

Кроме того, защитник обратил внимание на противоречие в ответе на адвокатский запрос и в пояснениях обстоятельств в суде представителем ответчика УМВД России по г. Нижнему Новгороду.

Тем не менее Нижегородский областной суд посчитал, что в период нахождения в ОП № 3 УМВД по г. Нижнего Новгорода Наталья Резонтова имела возможность связаться с Русланом Созоновым. По мнению апелляции, задержанная имела возможность написать в протоколе по делу об административном правонарушении ходатайство: «хочу, чтобы мне дали воспользоваться услугами адвоката». Протокол был составлен в 14:00.

Суд счел доводы о том, что права Руслана Созонова как адвоката были нарушены, неубедительными, поскольку, как адвокат, он имел возможность оказывать Наталье Резонтовой юридическую помощь как до 12:25, так и после 22:15, т.е. после прекращения действия плана «Крепость». Созонов мог оказывать юридическую помощь и в ходе судебного разбирательства дела об административном правонарушении, однако юридическую помощь оказывала другой адвокат. Апелляция оставила решение без изменения.

Введение плана «Крепость» не могло служить препятствием для допуска адвоката

В комментарии «АГ» Руслан Созонов отметил: суды первой и второй инстанций считают, что в отношении лица, задержанного и доставленного в отдел полиции, когда там введен план «Крепость», можно проводить процессуальные действия в рамках дела об административном правонарушении и в рамках доследственной проверки. При этом прямой отказ в допуске защитника к доверителю, препятствование в реализации права на защиту, реализации адвокатом-защитником своих профессиональных обязанностей не является нарушением.

Адвокат указал, что действия начальника отдела полиции № 3 УМВД России по г. Нижнему Новгороду Абрамова по введению на территории органа внутренних дел плана «Крепость» не были направлены на противодействие терроризму и обеспечение безопасности и антитеррористической защищенности объектов отдела, а являлись исполнением распоряжения УМВД России по г. Нижнему Новгороду о проведении тактико-специального занятия.

«Я не представлял какой-либо угрозы общественной безопасности или антитеррористической защищенности отдела полиции. Введение на основании распоряжения плана “Крепость” не могло служить препятствием для осуществления допуска в отдел полиции адвоката в целях оказания квалифицированной юридической помощи Наталье Резонтовой, привлекаемой к административной ответственности, поскольку в отношении нее осуществлялись процессуальные действия», – указал он.